«Начнется кризис»: эксперт о мировом рынке нефти без российского сырья

Заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов в разговоре с "Рамблером" прокомментировал предложения ЕС касательно введения новых ограничений на нефть из России, а также рассказал о значении российского сырья для мирового рынка.

В рамках новых предложений по расширению антироссийских санкций власти Евросоюза хотят ввести ограничения на заключение контрактов с российскими нефтяными гигантами, сообщило EUobserver. Кроме того, по данным издания, судоходным компаниям и страховщикам будет запрещено обрабатывать российскую нефть, если ее закупочная цена за баррель не будет на уровне или ниже предельной цены, установленной Органом по установлению предельных цен коалиции стран G7.

По большому счету никаких принципиальных изменений не происходит. Те меры, о которых говорит Еврокомиссия, по сути являются незначительным ужесточением уже действующих мер. Так, например, гражданам Европейского союза запрещается участвовать в руководящих органах российских государственных предприятий, видимо, в «Лукойле» можно. А что касается конкретных мер против нефти, то они не носят принципиально нового характера, они лишь создают правовую базу для введения системы предельных цен на нефть. Это единственная новация, но, прямо скажем, новация не очень новая. Потому что с 5 декабря большинство стран Европейского союза перестают покупать российскую нефть, это следует из шестого пакета санкций, который был принят в мае и вступил в силу в начале июня текущего года. А то, о чем сейчас идет речь, — это попытка ослабить влияние принятых ЕС, США и Великобританией мер против России на западные компании.

Принятые ранее эмбарго на российскую нефть содержат, в том числе, и запреты на предоставление услуг по морской перевозке этой самой нефти. А услуги касаются не только непосредственно транспортировки нефти, но и всех сопутствующих услуг, таких как страхование, финансирование и так далее. 90% морских перевозок российской нефти и нефтепродуктов осуществлялись преимущественно западными компаниями. Это означает, что эти западные компании теряют значительную часть рынка сбыта своих услуг по той банальной причине, что российская нефть занимает суммарно более 10% мирового производства. А только экспортируемая нефть и нефтепродукты занимают более 7,5% мирового производства и спроса. Влияние такого объема нельзя назвать никак иначе, как значительным. То есть вы отрезаете свои компании от крупного рынка сбыта услуг. Эти компании несколько напряглись и выразили некоторое недоумение такими «замечательными» мерами. Кроме того, Европейская комиссия столкнулась с удивительными возражениями, до которых она сама, видимо, не додумалась, когда вводила шестой пакет санкций. Возражения касались того, что если российские объемы действительно уйдут с рынка, то заменить их будет нечем. А это означает, что на мировом рынке, кроме газового и угольного кризисов, начнется еще и нефтяной кризис, который для начала приведет к кратному росту цен на нефть, как это уже произошло в сегменте газа и в сегменте угля.

Европейской комиссии, в которой присутствует большое количество профессионалов самого высокого уровня, понадобилось «всего» четыре месяца, чтобы понять: «Мы какое-то безобразие можем натворить». И было решено внедрить систему предельных цен. Это было сделано для того, чтобы не отменять и не ослаблять санкции, но сделать для них некую «пристройку», которая вроде бы как должна «наказывать» Российскую Федерацию, но при этом сохранить рынок сбыта услуг для европейских компаний и не допустить дефицита.

То, о чем говорит госпожа Урсула фон дер Ляйен, и то, что она уже анонсировала в рамках восьмого пакета санкций, — это создание правовой базы в Европейском союзе для системы предельных цен, которая должна позволить европейским компаниям предоставлять услуги по морской перевозке российской нефти и нефтепродуктов, если покупатель, находящийся за пределами «Большой семерки» и ЕС, будет использовать систему предельных цен. То есть они по сути сейчас в этом санкционном пакете просто прорабатывают дополнительные меры, которые позволяют снизить влияние на свою экономику тех мер, которые они приняли в шестом пакете. А какого-то дополнительного влияния конкретно на российскую нефть, на российскую нефтедобычу, российскую экономику эта часть санкций вообще не оказывает, потому что по большому счету никак на них не влияет.

Почему же они хотят сохранить российскую нефть, создать условия для ее перевозки морем? Это происходит по той простой причине, что позиция нашего руководства достаточно очевидна: если вы используете систему предельных цен на нефть — вы не получаете нашей нефти.

Система предельных цен вступает в силу в тот момент, когда ЕС, исходя из шестого пакета санкций, прекращает покупать российскую нефть. То есть задача не установить цены на российскую нефть, поступающую на его рынок, их задача — создать систему предельных цен на нефть, в которую они хотят включить каких-то других покупателей. Эти покупатели пока не проявили себя, никто не высказался о том, что, мол, какая замечательная система, но намерения такие есть. Это ведет нас к той простой мысли, что если кто-то присоединится к этой «чудесной» системе в надежде воспользоваться услугами европейских компаний для перевозки российской нефти на свой рынок, то он просто не будет получать нашу нефть.

Европейский союз имитирует бурную деятельность, которая направлена исключительно на внутреннего потребителя, чтобы ему показать: «Видишь, мы о тебе заботимся, а если что-то не получилось, то это не наша вина, это коварная Россия не хочет играть по нашим правилам, надо придумывать девятый пакет санкций». Ну, наверное, придумают.

Российская нефть сейчас идет в Индию, Китай, на Ближний Восток, частично в страны Африки. Рынок нефти на данный момент сохраняет структуру сообщающихся сосудов. США с конца апреля не покупают российскую нефть и нефтепродукты, они стали закупать больше нефти у Саудовской Аравии. Саудовская Аравия снизила свои поставки в Китай, потому что ее возможности не безграничны, она не может одновременно увеличивать поставки в США и сохранять поставки в КНР. А так как часть саудовских объемов ушла с китайского рынка, там увеличили закупки российской нефти. Кроме того, Индия начала наращивать закупки российской нефти. То есть если нашими западными партнерами какие-то объемы снимаются с рынка, значит, туда надо будет продавать российскую нефть. Просто потому что откуда ее еще взять? Тем более наши восточные партнеры на протяжении 2022 года неоднократно заявляли о том, что они заместить российскую нефть не могут. Александр ФроловЗаместитель генерального директора Института национальной энергетики