Оценены риски введения потолка цен на газ

Эксперт Финансового университета при правительстве РФ и Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков в беседе с Рамблером оценил риски введения Брюсселем потолка цен на газ, а также рассказал о проблемах, с которыми могут столкнуться европейцы при реализации инициативы.

Ранее министр энергетического перехода Франции Аньес Панье-Рюнаше рассказала о новом предложении по ограничению цены на газ в Евросоюзе. По ее словам, чешское председательство в Совете ЕС предложило ввести ограничение цены на газ на уровне 188 евро за МВт/ч., министры энергетики обсудят это предложение. При этом обсуждения проходили уже дважды, но министры не сходились в вопросе уровня лимита цен.

Обсуждаемый потолок цен на газ в 188 евро за 1 МВт·ч — это уже довольно рискованная история для европейцев. Переводя на привычные нам единицы измерения, это около 2 тыс. долларов за 1 тыс. куб. м. Сейчас газ в Европе торгуется на уровне 1400-1500 долларов за 1 тыс. куб. м., при этом совсем недавно уровень цен был в 2 тыс. долларов за 1 тыс. куб. м., а летом на бирже было и 3 тыс. долларов за 1 тыс. куб. м. То есть это уже реальное снижение по сравнению с рекордными показателями. Потому что изначально обсуждался уровень в 275 евро — это примерно и есть 3 тыс. долларов за 1 тыс. кубов. То есть они просто взяли пиковое значение цены, которое было в Европе, и сказали, что это и будет потолок.

Но это не единственное значение, которое там указано. Еще один важный фактор — это то, сколько по времени биржевая цена на газ должна находиться на каком-то запредельном уровне, чтобы включился тот самый потолок. Пока речь не идет о том, что идут торги на газ, в их рамках растет цена, достигая 2 тыс. долларов за 1 тыс. кубов, и дальше она идти не может. Нет. Они предполагают все сделать немного по-другому. Цена может расти дальше, никто не останавливает торговлю. Но если она две-три недели держится на уровне, превышающем потолок, тогда биржевая торговля останавливается, всем говорят, что цена вот такая, не более.

Но почему они боятся низкого потолка? Вроде бы все замечательно: сделал цену ниже — и сам будешь платить меньше. Они боятся, что в результате цены на газ в Азии могут оказаться выше того потолка, который будет утвержден. И это приведет к тому, что танкеры-газовозы, например, просто развернутся и уйдут в Азию. Там можно будет заработать больше, нежели продавая газ здесь по потолку цен. И таким образом ты спровоцируешь колоссальный дефицит предложения на рынке. И вот тут может встать вопрос о том, не замерзнет ли Европа и так далее. Потому что такими благими намерениями ты ухудшишь ситуацию.
Игорь ЮшковВедущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ

Еще одной проблемой, связанной с введением потолка цен, Юшков назвал ситуацию с контрактами на поставки газа, в которых прописана стоимость поставок.

"По формуле ценообразования в долгосрочных контрактах поставщиков, в том числе трубопроводных, в том числе у "Газпрома", цена в какой-то момент может оказаться выше, чем тот самый потолок. Тогда встанет вопрос: если покупатель заплатит по потолку цен, а не по той цене, которая выходит по контракту, то поставщик будет считать, что ему недоплатили, что ему должны. И пока ему не вернут деньги, он будет отказываться поставлять следующие партии. Поэтому как ни крути — везде риски попасть на еще больший дефицит", — подчеркнул аналитик.

Вместе с тем он выразил мнение, что в итоге будет введен плавающий потолок цен на газ.

"Скажут: у нас потолок будет равняться цене на азиатском рынке плюс, например, 200 долларов на каждую тысячу кубов. Это позволит им гарантировать, что цены на газ в Азии никогда не превысят установленный ими потолок. И таким образом им удастся удерживать газ на своем рынке, но при этом исключить спекулятивный рост цен, который никому не нужен.

Здесь — в отличие от нефти — речь идет не о потолке цен на российский газ, а о потолке цен на любой газ. Это нужно воспринимать не как санкции, которые есть в нефтяной сфере, а как инструмент влияния на рынок в целом. Соответственно, думаю, Россия не будет вводить ответные ограничения, а будет исходить из контрактов", — сказал эксперт.